От автора - поэт Ушаков

Перейти к контенту

Главное меню:

От автора

Детство моего поколения испытало много мрачных, горьких, холодных, голодных "минут", длившихся годами, минут надежды увидеть отца с фронта... Те, кто жил до войны в пограничных районах, в период эвакуации были лишены родных мест, угла, земли - всего, что имели, даже того немногого, что было оставлено, так как на себе много не унесешь, брали самое необходимое, в спешке забывая важное. Особенно горько было смотреть на одиноких старушек, у которых практически ничего не было, да и что она могла взять, когда старость, немощность у нее отняла все: силы, возможность бороться за себя, я увидел эту картину в самой мерзкой ситуации. В 1940 году, после финской кампании, отец был переведен в рай-центр, ближе к самой границе - с. Реболы, где и встретили 1941 год. Еще не видя в детстве больших самолетов, я увидел сон: все небо с черными крестами; матери о нем, не знаю почему, не рассказал. Через год примерно на наших глазах уже бомбили Реболы, тогда и начались эвакуации; Финляндия вступила в войну в союзе с Германией. Надо отметить организованность -вывоз от границы людей. Были задействованы все мужчины, которые по завершении эвакуации вошли в состав действующих воинских частей. Всю войну мы не знали, где отец. Получили похоронку за день до Победы мы с братом, не показав матери, разорвали, а в августе после тяжелого ранения отец вернулся, неожиданно для нас. Немцы, финны были остановлены с юга у ст. Масельская, был и ряд других наступательных направлений - от Ребол на Ругозеро, до Кочкомы, они дошли до "Андроновой горы", здесь первоначально планировалась линия обороны, но в дальнейшем наши воинские части, пограничники отступили за реку Онда, где выстояли до 1944 года, пока Финляндия не вышла из войны, не давая возможности врагу захватить железную дорогу, выйти к Беломорканалу. Линия обороны простиралась на Север, по всем основным направлениям финнов, немцев до Мурманска, не дав им возможности отрезать Северную ветвь железной дороги. Когда мы ехали на машине в Кочкому, за нами долго бежал наш пес. Товари - свыше 200 км, отстал, стер лапы по камням, в Кочкоме его подобрал охотник, вылечил, о чем узнали после войны. Мы же: мама, брат - 12 лет, я - 6 лет, сестра Лиля года на два младше меня - в Кочкоме уже сели на баржу, но мама испытывала очень сильное беспокойство, с нами ушла с этой баржи, ждали еще сутки. В дальнейшем узнали, что баржа была разбомблена. На следующий день продолжили путь на другой барже, но была реальная угроза: самолеты финнов, немцев сбросили бомбы, я был на палубе, видел фонтаны взрывов, к счастью, прошли мимо, только осколок пробил борт, небольшую пробоину, мужчины досками и другими материалами устранили течь. Благополучно достигли Беломорска, а далее Сумпосада. На этой барже была не одна сотня стариков, детей, женщин. Некоторое время нам пришлось пожить в Сумпосаде. Поселились в домике у старенькой поморки, помню даже, что у нее в хозяйстве было несколько разных по цвету и по форме самоваров. В ста метрах от дома проходила железная дорога. Однажды при нас останавливали состав Красного Креста, который до того шел уже медленным ходом, вагоны были изрешечены пулями, осколками, выбиты стекла. Состав в пути был атакован стервятниками - самолетами врага, которые бомбили, расстреливали его. Машинист поезда был убит, поезд довел раненый помощник машиниста. Военные, гражданские выносили из вагонов раненых, еще оставшихся живых, были и убитые - это мы увидели с братом впервые тогда. По международным законам такие поезда не должны подвергаться преследованию, для фашистов этого правила не существовало, так было и в 1943 году, уже под Смоленском, где работала в госпитале около года мать. Некоторые наши "герои сегодня" "договариваются" до того, что надо было сдаться немцам в плен - сейчас бы мы жили хорошо, так говорят те, кто не видел лиц фашизма. Мама один раз случайно увидела, как они хоронят своих, умерших в лагере, кощунствуя над ними: берут за ноги, руки, под общий гогот кидают как попало в могилу. Эта форма - норма проявления их "человечности", в беде человек так не поступает. Их целью и программой было уничтожение славянских народов, к другим национальностям они были еще более жестоки. Фашизм не имел человеческого лица. Участник Сталинградской битвы Геннадий Иванович Плешков поделился со мной одним случаем. При освобождении одной из деревень житель сообщил: во время отступления немцы бросили в колодец группу ребятишек. Спасите! Солдаты бросились к ним спасать, вытащили двоих, остальных извлекли мертвыми. Трудно было удержать солдат при наступлении, били без пощады зверье это, на этом участке некоторое время не щадили даже сдающихся в плен, пока не утихла эта ярость в наступлении. Мне с детства помнятся руины городов по дорогам, которыми мы проезжали, остовы разрушенных домов, зияющие глазницы окон, трупы сожженных, запах уже ушедшей войны - гильзы, снаряды, мины, окопы - они несли смерть, горе, страшные испытания, ужас безногих, безруких калек, лежавших в госпиталях, которые предпочли бы для себя лучше смерть; в наше детство они несли тоже смерть, голод, мои сверстники подрывались на минах, подчас становились калеками по неосмотрительности на всю оставшуюся жизнь, и это мне пришлось увидеть, запомнить. Самыми страшными врагами во время войны были голод, холод, болезни. Уже в эвакуации осенью, ближе к зиме 1941 года, я и сестренка Лиля в гор. Слободской Кировской области лежали в больнице. Врач указал матери на меня, сказав - тяжелая форма, случилось наоборот, по воле судьбы я выжил, с тех пор сестренки нет. Наше государство понесло тяжелые утраты: миллионы погибших в бомбежках, от голода, болезней, на фронтах, в руинах лежала половина городов. Все пришлось восстанавливать, отстраивать. Не хватало продуктов питания, одежды, обуви. Эти трудности легли на плечи искалеченных войной отцов, женщин и подрастающего поколения. Самые сложные послевоенные годы -1946,1947-й, но с отменой карточной системы народ получил основной продукт - хлеб, а дальше год от года стало улучшаться общее положение населения страны.
Много раз пытались сломать Россию, она вновь и вновь несла прапрапрадедовские Красные знамена, как и в Куликовской битве, несла славу, честь с идеями патриотизма, нравственности, веры, признания иных религий, много народов, что было и в советское время, что демократы старательно оговаривают сегодня. Тема мужества, патриотизма, стойкости в защите Родины - свойство души русского человека - вечная, пока будут писатели и поэты России. Некоторые демократы стараются отрицать это, извращая историческую правду. Моя новая книга посвящается Победе над фашистской Германией, она -память участникам войны, труженикам тыла, сверстникам детства, юности, познавшим горе, боль, утраты - общее, что было у всех нас! Мы благодарны павшим в боях за Отечество! Как и прежде, книгу издаю за свой счет, отрывая от пенсии часть средств на мизерный тираж, чтобы хоть крохи оставить в госфонде литературы. У вышестоящих чинуш культуры, образования, администраторов, мэров, генералов "лицо повернуто в другую сторону", говоря словами Н.В. Гоголя - вот они-то и есть сегодня "мертвые души". Когда я издал книгу "Глаза России" в двух томиках, ее покупали люди со скромным достатком, а у некоторых состоятельных особ отсутствует интеллект. Благодарен  простым  людям, помогавшим при создании книги - не материально, а различными формами помощи, принимаю ее с искренней благодарностью, считаю: каждая "капля камень точит!", что  очень  хорошо знают мои руки, так как деньги я дорабатываю, обрабатывая почти вручную камни (из которых делаю броши, в поисках, разъездах добывая красивый, эстетичный, даже пейзажный материал - в Карелии, на Кольском полуострове, в советское время ездил в Крым и в другие места), а это, как известно, адский труд, требующий терпения, времени, любви - особой увлеченности камнем. Все это тяжело, если учесть мой возраст, хотя на это я скидки не делаю, а стараюсь ради памяти тех, кто сражался за Родину, ради подрастающего поколения, которому сегодня всеми способами засоряют сознание, ум, интеллект. Издание книг -дорогое удовольствие в моем положении, особенно малым тиражом, а большим не позволяют средства, при этом я много теряю, так как цена на книги становится высокой - я вынужден сбрасывать. Больше всего я жалею о том, что малый тираж, не считаясь с затратами. Искренне признателен тем, кто понимает это, оказывая мне  любое содействие, о спонсорах я не говорю, вспомните слова Иисуса Христа, они звучали примерно так: "...легче  верблюду пролезть в игольное ушко, чем богатому..." - вы поняли, о чем я  говорю, об этом не говорят лицемеры, чтобы убедить нас в их щедрости, а говорят о несуществующих спонсорах в то время, когда нравственность, культура, средства массовой информации, газеты снизошли до уровня, как говорил Виктор Гюго: "Мадам для всех!.." Делается это целенаправленно, сознательно, с изощренностью пошлой, низменной, а конкретнее говоря, это просто интеллектуальная, аморальная идеологическая интервенция. Один только пример: молодежная газета "Комсомольская правда" - с орденами! - безнравственность! И так много других. Я низко кланяюсь всем тем, кто не потерял человеческого здравомыслия, кто не разменял себя за деньги, еще раз говорю словами мудрости поэта прошлого тысячелетия:


"А честность еще более нужна,
Когда теряют ум великие мира!"
Спасибо Вам, дорогие мои читатели

поэт Ушаков Юрий Иванович город Апатиты Мурманская область
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню